Председатель Комитета по конституционному законодательству, судебной системе и правоохранительным органам Сената парламента РК Серик Акылбай комментируя недавний теракт в Актобе, предложил ужесточить наказание по некоторым видам преступлений. В частности для террористов он предложил вообще отменить мораторий на смертную казнь.

«За терроризм и вообще за умышленное убийство человека - я за то, чтобы назначать смертную казнь. Это не говорит о жестокости. Это будет гуманно в отношении потерпевших. Надо исходить всегда из интересов потерпевших. Мы много исходим из интересов подсудимых, преступников, а надо смотреть на вторую сторону. Смертная казнь - если она имеется в статье в Уголовном кодексе - это уже превентивные меры. Я много лет работал судьей и знаю, что такое давать смертную казнь. Преступники, отъявленные преступники, рецидивисты боялись только одного - смертной казни. Больше ничего. Эти люди сеют для других страх, но сами боятся смерти. Поэтому смертная казнь в отношении террористов, я считаю, необходима. Два смертных приговора я выносил еще в советское время. За умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, за убийство двух и более лиц. И тогда подсудимые просили: наказать жестко, но не лишать жизни. Один человек инициировать это не может. Это должна быть группа депутатов. Но я думаю, что в недрах правительства уже готовится такое предложение», - рассказал он.

Стоит сказать, что в настоящее время смертная казнь применяется в таких странах как Ливия, Гватемала, Лесото, Йемен, Монголия, Бангладеш, Зимбабве, Индия, Ботсвана, Афганистан, Пакистан, Гана, Ангола, Уганда, Иран, Куба, Сирия, Белиз, Чад, Саудовская Аравия, Мьянма, Ямайка, Багамские острова, Сьерра-Леоне, Нигерия, Беларусь, Таджикистан, Гвинея, Иордания, Габон, Сингапур, Индонезия, Демократическая Республика Конго, Малайзия, Сомали, Таиланд, Эфиопия, КНДР, Судан.

Среди развитых стран эта практика применяется в США, правда лишь в отдельных штатах, хотя в реальности непосредственно смертные приговоры уже почти не выносят, а приговоренные к высшей мере ждут исполнения наказания порой по 30-40 лет, в течение которых уже не раз случалось, что им удавалось доказать свою невиновность в совершении преступления. Также казнят до сих пор и в Израиле, здесь правда это оправдывают пребыванием в состоянии войны с Палестиной, целью которой является уничтожение государства Израиль, поэтому это воспринимается превентивной мерой. Отказались от этой практики все страны Европы, почти вся Латинская Америка, даже большинство стран Азии.

Причин достаточно много – от судебных ошибок до признанной в среде юристов неэффективностью смертной казни. Дело в том, что жестокость наказания не является сдерживающим фактором для совершения даже самых страшных преступлений. Еще более странно говорить о смертной казни для террористов, особенно, если речь идет об исламских радикалах. Люди, которые взрывают себя, ради придания большего эффекта их злодейству будут воспринимать показательную смертную казнь как подарок от государства для них, чтобы усилить свой ореол мученика среди своих сторонников.

Смертная казнь является отрицанием принципа реабилитации преступников. Те, кто выступает против смертной казни, не стремятся преуменьшить или оправдать преступления, за которые осуждены на смерть совершившие их лица. Тем не менее, ввиду своей окончательности казнь несовместима с принятыми в наше время нормами цивилизованного поведения и является в целом неприемлемой реакцией на насильственное преступление, считают они.

Напомним, что Казахстан присоединился к декларации Генеральной Ассамблеи ООН, касающейся мер, направленных на отмену смертной казни.

Также мы решили дать слово экспертам и узнать их мнению по вечной проблеме, где ставить запятую в предложении – казнить нельзя помиловать.

Ануар Тугел, председатель Республиканской коллегии адвокатов:

Я категорически против смертной казни, как и против того, чтобы вносились предложения о снятии моратория на смертную казнь. Никогда смертная казнь не имела той достаточной, останавливающей меры устрашения о которой любят говорить ее сторонники.

Я уверен, что и в борьбе с терроризмом - смертная казнь не кардинальное решение. Она никогда не остановит терроризм, как явление, подобная мера наказания только даст новый толчок к его развитию. В силу того, что терроризм в большинстве своем, носит религиозный характер и выражается через свою крайнюю форму - джихад, то смертная казнь станет своеобразной наградой для фанатично настроенных людей, с обещанием причисления их к так называемым великомученикам в случае смерти.

Однозначно отрицательно скажется введение такой меры наказания, как смертная казнь и на международном имидже Казахстана. В большинстве демократически развитых стран мира, давно отказались от такой средневековой меры наказания, тем более что она, повторюсь, не несет в себе ожидаемой меры устрашения.

Казахстан перешел на 3-звенную судебную систему, которая включает в себя суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, а это в свою очередь сильно осложнит возможность исправить судебную ошибку в случае неправильно вынесенного приговора. На кассацию рассчитывать, как на полноценную судебную инстанцию нельзя, так как она рассматривает не все обращения, а только те которые были одобрены предварительным рассмотрением. По сути, у приговоренного останется лишь одна возможность для апелляции, но этого очень мало - а вдруг ошибка, а на кону жизнь человека!

Айгуль Омарова, политолог:

Скажу сразу, что я в принципе против смертной казни. Мне кажется, что ни один человек не может требовать смертной казни для другого. Однако есть некоторые обстоятельства, которые могут служить оправданием и основанием для смертной казни. Это - преступления против человечества. К таким относится и терроризм. Но и здесь мы должны понимать: требовать смертной казни для всех без разбора равнозначно тому, что совершили сами террористы. Полагаю, что требуется тщательный разбор того, что сделано террористами и только в случае доказательств несомненной вины можно говорить о смертной казни для тех, кто особо был жесток. И конечно же, низкая квалификация наших судей, несовершенство законодательной базы при отсутствии уважения к духу и букве в обществе заставляют усомниться в введении такого наказания. Предложения некоторых «деятелей» применять к террористам без суда и следствия смертную казнь или на урановые рудники ничем оправдать нельзя, ибо предлагающие такое далеки от норм цивилизованной страны.

Хамида Айткалиева, член Коллегии адвокатов города Астана, член Международного Союза адвокатов

Если говорить об отмене смертной казни вообще, то я считаю, что за преступления в отношении малолетних, а именно за изнасилование, насильственные действия сексуального характера, убийство при отягчающих обстоятельствах было бы справедливым предусматривать такую меру наказания. Относительно преступлений против человечества, такая мера наказания была бы также оправданной, если бы не происходила подмена понятий и наши спецслужбы реально раскрывали такие факты, а не создавали видимость этого. Настоящих террористов вряд ли можно напугать такой мерой наказания, ведь они часто лишают себя жизни самостоятельно, унося с собой жизни ни в чём неповинных людей, поэтому именно последний фактор должен быть главным критерием для решения вопроса об отмене моратория. Совершенной судебной системы нет, ошибки допускают в любых судах, даже самых передовых стран, что не означает, что лицо повинное в гибели многих людей, в растлении малолетнего не должно понести справедливое наказание. Любое преступление должно быть наказуемо. И возможность судебной ошибки не должна стать препятствием осуществлению правосудия. Активным противником смертной казни был академик Сахаров, который писал: «Государство в лице своих функционеров присваивает себе право на совершение самого ужасного и непоправимого - лишать жизни. Я убежден, что истиной является противоположное, дикость порождает дикость». Но с ним не соглашались и не соглашаются тысячи и тысячи, потерявших своих близких. Сам факт такой меры в санкции отдельных статей, на мой взгляд может стать сдерживающим фактором и может заставить многих задуматься о ценности своей жизни, и быть может, заставит задуматься о ценности чужой.

Жаксылык Сабитов, доцент кафедры политологии Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева:

Я думаю, гильотина не является эффективным лекарством от головной боли. Здесь стоит отметить несколько аргументов против данного предложения. Террористы, которые используя религию, воюют за свои цели, уже морально готовы к смерти, они считают, что после смерти их ждут гурии, которые будут их ублажать в раю. И умереть в борьбе за веру для них уже одна из целей. Так что это не решение. Казнить смертников, стремящихся погибнуть в борьбе «за истинную веру» - это как избивать мазохиста. Смысла в этом мало. Людей твердо верящих в «свои идеалы» это не испугает. Второй пункт: наша судебная система не идеальна и слабо профессиональна. Даже в развитых обществах уровень судейских ошибок колеблется около 10 %, то есть существует большая вероятность, что в компании шахидов в камере смертников может оказаться случайный невиновный человек. Также стоит отметить, что смертная казнь для террористов не решит проблем, которые стали причиной терроризма. Поэтому здесь важна большая профилактическая работа по предотвращению терроризма и большая психологическая работа с теми, кто разделяет идеологию «войны против неверных». Поэтому снятие моратория на смертную казнь, по моему мнению, не сыграет никакой роли в решении проблемы терроризма.

Источник: exclusive.kz