02.06.2015

Хамида Айткалиева: Адвокат Жамалиева трижды предлагал примирение…



В скандальной истории с Алиби Жумагуловым совсем скоро начнёт разбираться суд. Общественность с пристальным вниманием наблюдает за этим делом и с нетерпением ждёт продолжения этой истории.

А пока стороны заняты подготовкой к состязаниям в суде, редакция «Мэтра» попросила адвоката Хамиду Айткалиеву сделать паузу и изложить свое мнение по этому делу.

— Хамида Кабдулхамитовна, как узнали об этой истории? Кто к Вам обратился за помощью?

— Как и многие казахстанцы, узнала об этом из соцсетей. Меня, как и моих коллег, потрясло видео, на котором избитый до невозможного парнишка признавался в убийстве. Было страшно, так как он с такой поспешностью и готовностью признавался в этом, и, похоже, был готов признать много других убийств, только бы прекратить кошмар в который его ввергли люди за кадром. Страшно, когда осознаешь, что рядом живут такие изверги. Ко мне семья Алиби обратилась по рекомендации моего коллеги А. Утбанова.

— Ежедневно в стране происходит сотни преступлений, возможно, более жестоких, однако о них мало кто знает в масштабах страны. Почему «дело Алиби»?

— Меня часто спрашивают об этом. Кто-то считает, что это месть неимущих казахстанцев богатому предпринимателю. И таких немало, что пугает, ведь их не страшит возможность оказаться на месте Алиби. Для них безопасность собственных детей – не главное в жизни. Эта часть населения Казахстана торопится оскорбить Алиби и его отца, обвинить их в алчности и зависти к «бедному» богатому бизнесмену.Чем объяснить такую реакцию? Наверное, невежеством. Человек, уважающий себя, не может неуважительно отзываться о других людях, тем более, о десятках тысяч незнакомых ему людей, только потому, что они откликнулись на чужую беду. Для кого-то норма жизни – изменять жене, сожительствовать одновременно с несколькими женщинами, для других, таких, как уважаемый мною Герольд Бельгер, норма – одна жена, одна семья. Дело Алиби стало резонансным благодаря общественной поддержке. Общество раскололось на две части: одна считала, что поднимать шум «из-за разбитого носа» стыдно, другая, что насилие в любой форме недопустимо. Люди которые поддерживали Жамалиева К. зашли очень далеко, но жизнь все расставит по своим местам.

— Может ли давление общественности повлиять на ход расследования?

— Я не думаю, что реакцию общественности можно расценивать как давление на следственные органы, думаю, что в случае Алиби сыграло роль то, что преступление было совершено накануне выборов, и отцом об этом факте открыто заявлено в социальных сетях. Но лично меня потрясло не обращение отца, не его заявления, а видео, на котором Алиби готов был признать все что угодно. Такие заявления от потерпевших достаточно редки и совершенно зря. Случай с Алиби стал своего рода поворотным моментом — все больше и больше людей обращается за поддержкой к обществу, и это правильное решение. В ситуации с Алиби только немедленное реагирование могло помочь ситуации. Надо отдать должное, может быть не так быстро, как хотелось и «моглось», но полиция отреагировала и приняла меры. Промолчи тогда отец, не выйди он с заявлением к общественности, вряд ли подозреваемые были задержаны.

— Вы лично верите, что, очевидно, не бедный человек мог заниматься вымогательством?

— Преступления совершают и бедные, и богатые. И стар, и млад, и мужчины, и женщины. Жамалиев не исключение.

— Понятно, что у каждого своя правда, но о чем говорят материалы дела? Скажем, свидетель Айнур Исина сообщала в СМИ, что это Алиби преследовал её и в тот злополучный день сам позвонил Кайрату. Причем Исина ссылалась на детализацию телефонных звонков. Алиби утверждает, что наоборот Жамалиев звонил ему и так же ссылается на детализацию.

— Думаю будет правильным воздержаться от обсуждения доказательственной базы, так как скоро, я на это надеюсь, будет суд, который примет решение. Могу сказать только о том, что Алиби любил эту женщину, и пришел на встречу с Жамалиевым К. по его требованию. Ранее, у них была одна встреча, в ресторане, на которой Алиби просил чтобы ни Исина, ни Жамалиев более его не беспокоили, на нее Алиби пришел в сопровождении свидетелей, и его мирно отпустили. Именно поэтому во второй раз, он пошел на встречу один, он не думал, что этот же человек решится совершить что-то плохое. Тем более, он пригласил его в свою собственную квартиру, которая, как выяснилось, напичкана камерами, как и подъезд этого «элитного» здания.

— Очень много примеров, когда потерпевшие или их родные, перед камерами в эмоциях утверждали, что никогда не простят, не пойдут «на мировую», однако через некоторое время все заканчивалось именно «мировой». В случае с Алиби примирение невозможно из-за новелл Уголовного кодекса РК или же такая возможность теоретически присутствует? Рассматривается ли сегодня вариант примирения сторон Алиби и его родными?

— Примирение по данному делу невозможно в силу требований закона. Другой вопрос, готов ли Алиби простить подозреваемых. Думаю, что нет. Ко мне трижды приходил адвокат Жамалиева (по просьбе родных Жамалиева) с предложениями к семье Жумагуловых о примирении, но нет, ничего не вышло.

— Правда ли, что Жумагуловым заявлен иск на сумму двести миллионов тенге?

— Да, это размер компенсации морального вреда. По этому поводу также было много злословия. Всем этим людям я могу ответить так: пусть каждый, кто задается вопросом о жадности Жумагуловых, оценит моральный вред, который мог быть причинен при таких же обстоятельствах, в результате подорванного здоровья, оскорбленной и униженной чести? Пусть каждый из них честно ответит на вопрос, хотел он чтобы их ребенка, пусть взрослого подвергли насилию? Отнеслись бы они с пониманием к преступнику, как требуют понимания от отца Алиби? Во сколько бы они оценили моральный ущерб? Думаю, все бы затруднились дать ответ. Ведь для каждого из нас цена чести чрезмерно дорога, а цена чести своего ребенка бесценна.

— Уже известно, как будет проходить суд, в закрытом или открытом режиме? Какие перспективы у этого дела? Какова позиция Нурлана Жумагулова? Настроен ли они серьезно добиваться справедливости и требовать максимально сурового наказания или эмоции поутихли?

— Дело, по всей вероятности, будет рассматриваться в закрытом режиме, этого требует статья, вменяемая Жамалиеву. Злые языки пишут, таким образом, от общественности хотят скрыть факты беззакония. Но Алиби уже скрывать нечего, он признался в том, что было. Но захочет ли Жамалиев К. обнародовать все материалы дела? Одно дело, заявлять общественности, что нет доказательств, другое – когда ты сам не хочешь, чтобы общественность знала о том, на чем основано обвинение.

Алиби сейчас переживает не самые лучшие времена и ему еще предстоит испытание длиною в жизнь. Каждую ночь он видит один и тот же кошмарный сон, связанный с теми событиями. Это что надо было сделать с человеком? 2 июня он улетел в Корею, мама сказала, что там он впервые вздохнул свободной грудью и смог свободно передвигаться по городу. Ему предстоит операция, которая не была сделана своевременно нашими врачами. Как объяснили корейские специалисты, после операции ему необходим постельный режим в течение 1,5 месяцев. Теперь я вспоминаю, как местные врачи торопились его выписать, указав в выписке, что нужно делать операцию. Наш вопрос, в чем же дело? Делайте! Мы услышали, что это невозможно в виду сильного ушиба мозга, что может привести к летальному исходу. Но видимо, дело было вовсе не в этом. В Корее выяснилось, что операция была необходима в течение первых 7-14 дней, и из-за несвоевременного проведения операции неправильно срослись кости лицевого скелета. Ушиб есть, но Алиби, как объяснили профессора, должен был неподвижно лежать в течение 1,5 месяцев, видимо этого так старались избежать наши врачи, ведь тогда была бы другая тяжесть здоровью.

— Чем закончилась, если закончилась история, со скандальным клипом? Буквально вчера мы узнали, что автор Жан Ахмадиев попросил прощения…

— …да, Жан Ахмадиев написал мне в «личку» в Facebook через посредников и сообщил, что хотел бы загладить свою вину и попросить прощения у Алиби и его отца. Отец Алиби с пониманием отнесся к порыву Ахмадиева, хотя имел полное право реализовать свой план до конца. Ведь факт оскорбления чести как его сына, так и его самого уже установлен. Избежать ответственности за свои слова практически нет шансов. Но Нурлан не стал оскорблять, унижать достоинства горе-рэпера, хоть имел на это моральное право. Он сказал, что он такой же, как его сын, зеленый пацан. Ему не нужно от него ни денег, ничего другого, только чистосердечные извинения за безосновательные оскорбления.

— Чем примечательна, полезна эта история для нашего общества в целом и для Вас в частности, как адвоката?

— Эта история показательна во всех отношениях – в обществе происходит упадок моральных ценностей. Поведение, которое раньше порицалось, стало нормой жизни. В погоне за красивой жизнью молодые женщины становятся содержанками и заводят себе мужчин на стороне, зачастую не раскрывая им своего «статуса». Этот случай одновременно и поучителен. На его примере мы узнали, что большинству из нас не безразлично чужое горе, что готовность помочь ближнему, попавшему в беду — это главная характерная черта нашего народа, я имею в виду все народы, проживающие в нашей стране.

Случай с Алиби объединил казахстанцев всех национальностей против произвола и жестокости. Это положительная тенденция нашла развитие в сети, люди поддерживают друг друга, пересылают сообщения о чужой беде, ищут возможность для оказания помощи, и меня это радует. Для меня это дело стало своего рода лакмусовой бумажкой, я поняла, что годы работы в адвокатуре не сделали мое сердце черствым, мне часто приходилось видеть мужские слезы, но слезы отца Алиби пробили рану в моем сердце.

Спасибо всем, кто поддерживал Алиби, его семью, нас, его адвокатов, пусть вам сопутствует удача, пусть беды обходят вас стороной. Алиби желаю скорейшего выздоровления, ты молодец.